Ханна Ардент о революции и тоталитаризме.

Ханна Арендт(1906 - 1975) - немецко-американский философ, одна из более больших представительниц современной политической философии.

Для Х. Арендт тоталитаризм - парадокс ХХ века. Книжка с ювелирной точностью указывает, что тоталитаризм есть явление полностью уникальное, не имевшее прецедентов в людской истории. Никакие выработанные в политической философии либо социологии концепции не помогают его осознать. Ни одна из категорий Ханна Ардент о революции и тоталитаризме., выработанных до этого для свойства беззаконых и даже криминальных типов власти, тут не подходит. Тоталитарное господство не является деспотией, диктатурой,тиранией. Эти и им подобные режимы, может быть, содержат какие-то эмбрионы тоталитаризма, но в целом принципно отличаются от него. Это отличие, обычно, не улавливается вследствие абсолютной иррациональности тоталитарной власти Ханна Ардент о революции и тоталитаризме.. То, что вышло посреди XX века в Русском Союзе и в Германии пребывает за пределами людского разума. Это нереально разъяснить никакими обычными мотивациями, к которым прибегали при анализе обыденных тиранических режимов.

Ханна Арендт увидела сущность тоталитаризма — это конструктивная работа с людской природой, направленная на ликвидацию людской спонтанности и Ханна Ардент о революции и тоталитаризме., в конечном счете, человечности как такой ради выполнения некоего высшего исторического свершения.

Она анализирует разные истоки тоталитаризма: расизм, антисемитизм, империализм, но на самом деле собственной это явление беспримерно. Оно резко отличается от тех форм власти, с которыми имеет сходство, а именно, от авторитаризма:«авторитаризм в хоть какой форме всегда стесняет либо ограничивает Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. свободу, но никогда не отменяет ее. Тоталитарное же господство нацелено на упразднение свободы, даже на ликвидирование людской спонтанности вообщем, а никак не на ограничение свободы, сколь бы тираническим оно ни было». Цель тоталитаризма в конечном счете заключается "в перерождении самой людской природы».

Ханна Арендт приметно сузивает рамки тоталитаризма по сопоставлению Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. с другими — в том числе и поболее поздними — создателями.Она, на самом деле, именует тоталитарными только два режима — гитлеровский и сталинский. Она не считает таким режим Муссолини, хотя сам Муссолини и ввел термин тоталитарное правительство. Не считает она тоталитарным, при всей его страшенной беспощадности, тот режим, который сделали Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. большевики в 1917 году, равно как и режим, появившийся в СССР после 1953 года. Тоталитаризм она ограничивает конкретно правлением Сталина.

Вроде бы ни отличались друг от друга различные типы тоталитаризма, их сближает "новизна" и "необычность" тоталитарной формы правления. "Где бы тоталитаризм ни приходил к власти, - отмечала Х. Арендт, - всюду он приносил с Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. собой совсем новые правовые университеты и разрушал все социальные, правовые и политические традиции данной страны".

Мудрости прошедшего, убеждена Х. Арендт, недостаточно для осознания политического опыта нашего века. Наградой Х.Арендт является и разработка методологического и понятийного инвентаря для исследования неизведанного парадокса.

Ханну Арендт заинтересовывала не столько структура тоталитарного режима, сколько Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. его глубинная подоплека; она лицезрела в нем приемущественно зло, а не некий механизм власти. Это зло реализуется сначала в тоталитарном терроре; в нем "настоящая суть данной формы правления". В этой связи стоит направить внимание на идея Арендт о том, что для тоталитаризма террор не просто средство устрашения, а конкретно суть.

Право Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. есть то, что отлично для тоталитарного вождя и его окружения. Вождя Арендт ассоциирует с мотором, приводящим в движение весь механизм власти. Вокруг него обычно создается аура труднодоступной потаенны, соответственная его "непостижимому приемуществу"; воля фюрера - закон для партии. Ядром власти являются "сверхэффективные и сверхкомпетентные службы потаенной милиции", которые "находятся над государством Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. и за фасадом показной власти, в лабиринте огромного количества учреждений со схожими функциями". Эта тоталитарная милиция "на сто процентов подчиняется воле вождя,который единолично решает, кто будет последующим возможным врагом».

Но 1-го террора недостаточно. Идеологии — это разные механизмы, которые, по убеждению их приверженцев,разъясняют практически все в мире, при Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. этом из одной какой-либо предпосылки. Они, гласит Арендт, безобидны и неопасны, пока в их не веруют серьезно. Когда же эти идеологии преобразуются в каркас жестких логических систем,возведенных на базе первой начальной посылки, будь то борьба классов либо борьба рас, то в итоге и появляется полное облегченное Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. разъяснение всего и вся. При помощи схожей идеологии воспитывается тупая преданность,утверждается принцип: "партия всегда права».

На долю Ханны Арендт досталось много упреков за ее очень критичное отношение к западному массовому потребительскому обществу, к принципу парламентского консульства и всеобщему голосованию. Звучали обвинения в антидемократизме, элитизме и т. п Ханна Ардент о революции и тоталитаризме..

Вправду, ее эталону свободы и демократии поближе древнегреческие полисы, чем современные западноевропейские страны и США. Демократия в полисах базировалась на активном участии людей в публичной жизни, тогда как сейчас граждане отдают предпочтение личной жизни. "Роль" просит от человека еще большей самоотдачи, ежели просто голосование.

Видимо, по аналогии с полисами Ханна Ардент о революции и тоталитаризме., Арендт считала, что более подходящей средой для "роли" являются локальные добровольческие ассоциации, возникающие по инициативе самих людей. Не случаем одним из тягчайших последствий тоталитаризма она считала угнетение свободного, спонтанного начала в публичной жизни.

Более близка была ей идея 1-го из отцов-основателей США, трертьего президента этой страны Т. Джефферсона Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. об"простых республиках". Под ними предполагались самые малые ячейки южноамериканского федерализма, где доминировало штатское самоуправление общинного типа. Благодаря таковой конкретной связи глас всего народа мог быть полностью выражен и учтен в процессе принятия решений. Пусть эти спонтанные формы окажутся сначала "островами в океане либо оазисами в пустыне", но конкретно в Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. их, уверена Арендт, посильнее всего дух свободы и демократии.При всем этом следует учитывать, что Х. Арендт усматривает в "простых республиках" не кандидатуру закоренелым формам и процедурам презентабельной демократии, а дополнение к ним.

Отсюда же ее энтузиазм к революциям. Плохо оценивая революционный террор и остальные эксцессы, она пристально анализировала всплески народной инициативы, приводившие Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. к созданию каких-либо организаций вне всяких революционных партий и, более того, внезапных для их.

Внимание Арендт сосредоточено приемущественно на 2-ух основополагающих примерах — Американской революции и Величавой французской (Октябрьская в Рф, на ее взор, наследница Французской). Она совершенно точно дает предпочтение первой, так как, согласно Арендт, удачная Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. революция — это не свержение старенького режима, а основание новых крепких институтов правления. Это основная посылка книжки. Кроме нее труд Ханны Арендт содержит еще несколько принципиальных тезисов. Она категорически разграничивает политическую и социальную сферу, настаивая, что конкретно установка на борьбу с нищетой не позволила французским революционерам установить верховенство закона и новое правление Ханна Ардент о революции и тоталитаризме., что и загубило их начинания. Политика, по Арендт, — это сфера свободы, а экономика и соц сфера — это зона необходимости, и соединять их ни при каких обстоятельствах нельзя.

Очередной тезис, связанный с предшествующим: победа революции вероятна только при условии обеспеченности общества, высочайшего уровня жизни страны.Конкретно это позволило отцам-основателям и массам Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. янки, на которых они опирались, организовать политические принципы, построенные на рационализме и законе, свободные от давления и преломления из-за соболезнования к ужасным картинам людской бедности, которые застили глаза революционерам во Франции. Борьба за вещественные блага — следование необходимости. Когда необходимость подчиняет для себя политику, как вышло Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. в процессе Величавой французской, Октябрьской и иных европейских революций, она убивает свободу. Другими словами, упрощенно говоря,свобода — дело сытых. Политическая свобода не способна наполнить пустые желудки, это задачка экономики и социальной системы, но пустые желудки практически гарантированно убивают политическую свободу.

В конце концов, очередной новый смысл, привнесенный создателем книжки, — ее уникальная

трактовка Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. того самого "счастья", со "рвением" к которому, согласно первым строчкам американской Декларации независимости, "рождается" "каждый человек». В интерпретации создателя "О революции", опирающегося в этом вопросе на Джона Адамса и других отцов-основателей, речь тут идет о счастье роли в общественных делах, в политике. Ни при каких обстоятельствах не о Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. счастье личной жизни! Люди собирались на городские ассамблеи не из чувства долга и тем паче не для того,чтоб отстаивать собственные интересы, а сначала поэтому, что они получали наслаждение от самого процесса обсуждения и принятия решений.Роль в политике, самостоятельное принятие решений о собственной судьбе и судьбе общества могут быть высшим Ханна Ардент о революции и тоталитаризме. наслаждением.

Последний и самый уязвимый для критики посыл книжки — апология системы советов как лучшего из революционных, другими словами, по Арендт, конституирующих органов,так как конкретно советы являются той «локальной добровольческой ассоциацией», о которой говорилось ранее как о выразители реального роли людей в делах страны.


handle-people-supervise-painters-structure-generators-supplier.html
hanna-ardent-o-revolyucii-i-totalitarizme.html
hanskoe-tatarskoe-ozero.html