ГЗК: (от лица главного героя)

Миша Булгаков

«Воспаление мозгов»

«Литературный сценарий»

Улицы городка бурлили под напором жары. Солнце было в зените. У газетных ларьков толпились люди, приобретая свежайшие газеты и журнальчики. Читали все: мужчины и дамы, старики и малыши. Рядом с газетными ларьками стояли люди с плакатами: "Напечатаем вашу книжку". Желающих было много, и они все ГЗК: (от лица главного героя) выстроились в длинноватую колбасу очереди, сначала которой, за столом посиживала дама средних лет и воспринимала заявки от будущих писателей. Рядом же размещалось окошко с надписью «касса типографии», куда направлялись все те, кто уже сдал свои рукописи этой мило улыбающейся даме.

В одном из окон многоквартирного дома, приходил в себя, просыпаясь от ГЗК: (от лица главного героя) броского луча света, бившего прямо в глаз, не юный и не старенькый человек. Комната была усыпана клочками исписанных бумаг, а на древнем столе стояла запыленная печатная машинка, с торчащим из нее клоком бумаги. На табуретке рядом с кроватью стояла пустая консервная банка, доверху набитая окурками, пустая бутылка водки ГЗК: (от лица главного героя) и залапанный граненый стакан, и над этим всем, над письменным столом выселись портреты Ленина и Антона Павловича Чехова. Кряхтя, придерживая голову одной рукою, а другой опершись на кровать, человек приподнял себя, посмотрел на стакан, взял его и заглянул вовнутрь. Через дно стакана он поглядел на искаженное изображение ГЗК: (от лица главного героя) печатной машинки. Он перевёл глаза на отрывной календарь около входной двери, потом вновь на машинку, потом на Антона Павловича. Здесь, изображение драматурга сменилось на портрет самого жителя комнаты, после этого оно оборотилось к нему и усмешливо произнесло: «Нуу… где рассказик? А?» Писатель закрыл прочно глаза, опять взглянул на портрет, сглотнул ГЗК: (от лица главного героя) отсутствующую слюну, поднял с пола мятый и запылённой пиджак и достал из его кармашка часы. Они демонстрировали половину 4-ого. Потом довольно стремительно ринулся к столу, схватил несколько листочков, быстро их прочел, и услышал, как звучно и протяжно заурчал его животик. Он небережно бросил листочки назад на стол и ГЗК: (от лица главного героя) вышел из комнаты.

На улице стояла все та же жара. Прикрыв лицо рукавом, писатель достал из кармашка мятую белоснежную кепку, набросил на пушистую голову, тяжело выдохнул и побрёл повдоль по мостовой.

ТИТР - заглавие кинофильма: «ВОСПАЛЕНИЕ МОЗГОВ»

В правом кармашке его брюк, при каждом шаге, звенели несколько монет, да так, что прохожие ГЗК: (от лица главного героя), не вольно косились на кармашек. Солнце было бесжалостным.

ГЗК: (от лица головного героя)

- Кажется у меня начинают расплавляться мозги. Асфальт же плавится при горячей погоде, почему не могут расплавляться желтоватые мозги? Вобщем они там, в костяном ящике, прикрыты волосами и белоснежной фуражкой… лежат для себя и молчат.

Он тормознул ГЗК: (от лица главного героя) у кафе и прочел надпись на белоснежной полоске: «Щи дневные, севрюшка паровая, обед из 2-ух блюд – один рубль.» Он достал из кармашка монеты и перечел их. Рядом с кафе, в тени посиживали двое; тянули папиросы и игрались в карты. Какой-то из них (тот, что похудее и повыше ГЗК: (от лица главного героя)), повесил второму на плечи карты, и усмехнувшись, востребовал средств, протянув руку.

- Девять копеек… - подбросив их на руке и на короткий срок замерев, писатель выбросил их на дорогу.

Услышав гул падающих монет, картежники было уже, чуть не толкая друг дружку, рванулись их собирать, но к монетам подошел человек в затасканной морской ГЗК: (от лица главного героя) фуражке, в различных штанинах и исключительно в одном сапоге, дал деньгам честь и проорал:

- Спасибо от адмирала морских сил. Ура!

Потом он подобрал медяки и запел узким звучным голосом:

- Ата-цвели уж давно-о ха-ри-занетемы в саду-у!..

Прохожие шли мимо струей, молчком сопя. Провожая его ГЗК: (от лица главного героя) взором, ГГ достал из другого кармашка часы на длинноватой веревочке, поглядел на их, они демонстрировали четыре часа денька. Оглядываясь по сторонам и приметно занервничав, убрал их в кармашек и пошел далее по тротуару.

Здесь за ним пошли те двое, которым монет не досталось, и пристроившись с 2-ух сторон гласили:

- Человечный иноземец ГЗК: (от лица главного героя), пожалуйте и мне 9 копеек. Он шарлатан, никогда

даже на морской службе не служил.

- Доктор, окажите любезность... – протянув руку, произнес другой.

Здесь их опередил мальчик, в обвисшей и грязной рубашке, в широких брюках, стал прыгать перед ним и торопливо говорить осиплым голосом:

- У Калуцкой заставы жил разбойник и вор - Камаров! – указывая ГЗК: (от лица главного героя) рукою на адмирала.

ГГ поглядел на мальчугана, (глас стал расплываться) закрыл глаза, и стал гласить.

- Представим так. Начало: жара, и я иду, и вот мальчик. Прыгает. Беспризорный. И вдруг выходит из-за угла заведующий детдомом.

Мальчишка испуганно обернулся и стремительно удрал. Те двое тоже стали оглядываться, но ГЗК: (от лица главного героя) никого не было. Пока писатель продолжал гласить, тот, что подлиннее, увидел у писателя торчащий шнурок из кармашка, посмотрел хитро на второго, приложил указательный палец к губам, дескать «тихо!», и вынул из кармашка часы, после этого, тихонько удалились.

А писатель в это время гласил вслух:

– Светлая личность. Обрисовать его. Ну, представим, таковой ГЗК: (от лица главного героя): юный, голубые глаза. Бритый? Ну, скажем, бритый. Либо с малеханькой бородкой. Баритон. И гласит:

Мальчишка, мальчишка. - А что далее? Мальчишка, мальчишка, ах, мальчишка, мальчишка…

- И в фартуке, - вдруг произнесли томные мозги, смеясь и кашляя, под фуражкой.

Камера «заезжает» прям в голову ГГ, и там мы лицезреем большие ГЗК: (от лица главного героя), хворого вида мозги, лежащие на табуретке, вокруг которой валялись пустые бутылки водки, окурки, нарезки из разных журналов.

- Кто в фартуке? - спросил он у мозгов удивленно.

- Да этот, твой детдом.

- Дурачины! - ответил писатель мозгам.

- Ты сам дурачина. Бесталанный, - ответили мозги, - поглядим, что ты будешь жрать сейчас, если ты сей же час не ГЗК: (от лица главного героя) сочинишь рассказ. Графоман!"

- Не в фартуке, а в халатике… - незначительно разозлившись ответил писатель

- Почему он в халатике, ответь, идиот? - спросили мозги.

Вроде бы оправдываясь, ГГ отвечал, на ходу подбирая слова:

- «Ну, представим, что он только-только работал, к примеру, делал перевязку ноги нездоровой девченке и вышел приобрести ГЗК: (от лица главного героя) папирос "Трест". Здесь же можно обрисовать моссельпромщицу. И вот он гласит: - Мальчишка, мальчишка... А сказавши это (я позже присочиню, что он произнес), берет мальчугана за руку и ведет в детдом. И вот Петька (мальчугана Петькой назовем, такие прыгающие на жаре мальчишки, всегда Петьки бывают) уже в детдоме, и уже ГЗК: (от лица главного героя) не ведает про Комарова, а читает букварь. Щеки у него толстые, и именовать рассказ: "Петька спасен". В журнальчиках обожают такие заглавия. И довольный собственной гениальностью, немного мечтательно улыбаясь, открыл глаза, достал из кармашка папиросы и закурил.

- Па-аршивенький рассказ, - забавно и вяло бухнуло под фуражкой, - и тем паче, что мы кое ГЗК: (от лица главного героя)-где уже это читали!- Молчать, я погибаю! - отдал приказ он мозгам. Перед ним не было ни адмирала, ни мальчугана. Писатель полез в кармашек и не нашел там собственных часов. Похлопав по остальным кармашкам и осознав, что часов так и нет, он увидел через улицу, милиционера, высоко поднявшего жезл и ГЗК: (от лица главного героя) подошел к нему.

- У меня часы украли… на данный момент, - произнес он.

- Кто? - спросил милиционер, повернувшись к нему, не опуская руки с жезлом.

- Н-не знаю, - ответил писатель, оглядываясь.

- Ну, тогда пропали, - ответил тот и оборотился назад.

От таких его слов, писатель отшагнул вспять, расстегнул пуговицу на рубахе, проглотил сухую ГЗК: (от лица главного героя) слюну, и на глаза ему попался ларек с «Сельтерской водой». ГГ подошел к нему.

- Сколько стоит один стакан сельтерской? - спросил он в будочке у дамы.

- 10 копеек, - ответила она.

Смотря на нее, писатель обширно улыбнулся и стал хихикать. Малость ожил при мысли, что о выброшенных 9 копейках жалеть не ГЗК: (от лица главного героя) следует. Постучал пальцами по подоконничку, смотря на милиционера и произнес:

- Ну-с, представим - милиционер. (камера опять «влетает» к нему в голову и там снутри вырисовывается картина… то, о чем он гласит - иллюстрируется)

- И вот подходит к нему гражданин...

-«Ну-те-с?» - осведомились мозги,

- Н-да, и гласит: часы у меня ГЗК: (от лица главного героя) свистнули. А милиционер, выхватывает пистолет и орет: "Стой!! Ты украл, мерзавец". Свистит. Все бегут. Ловят вора-рецидивиста. Кто-то падает. Стрельба…

- Все? - спросили мозги, практически стекая с табуретки.

- Все.

- Замечательно, прямо-таки гениально, - рассмеялись от бессилия мозги, и в голове стали «кукукать» часы, напоминая, что времени осталось не много.

- Но ГЗК: (от лица главного героя) только этот рассказ не воспримут, так как в нем нет идеологии. Все это, т. е. орать, выхватывать пистолет, свистеть и бежать, мог и старорежимный городовой. Не так ли? Товарищ Бенвенуто Челлини-и-и-ахаха!.

ГЗК:

«Дело в том, что мой псевдоним - Бенвенутто Челлини. Я вымыслил его 5 дней ГЗК: (от лица главного героя) тому вспять в такую же жару. И он жутко приглянулся почему-либо всем кассирам в редакции. Они все отметили: "Бенвенутто Челлини" в книжках авансов рядом с моей фамилией. 5 червонцев, к примеру, за Б. Челлини.»

- Либо так: извозчик No 2579. И седок запамятовал портфель с необходимыми бумагами из Сахаротреста. И ГЗК: (от лица главного героя) добросовестный извозчик доставил портфель в Сахаротрест, и сладкая индустрия поднялась, а сознательного извозчика одарили.

- Мы этого извозчика помним, - произнесли, остервенясь, воспаленные мозги, практически сползшие на пол - Еще по приложениям в марксовской "Ниве". Раз 5 мы его там встречали, набранного то петитом, то корпусом. Замолкни! Вот и редакция. Поглядим, что ты будешь гласить. Где ГЗК: (от лица главного героя) рассказик?

Писатель подошел к двери, рядом с которой висела табличка «РЕДАКЦИОННЫЙ ОТДЕЛ Журнальчика «ИЛЛЮСТРАЦИЯ», убрал тетрадь за пазуху, выдохнул и по шаткой лестнице вошел в редакцию с запанибратским видом и звучно напевая:

И за Сеню я!

За кирпичики,

Полюбил кирпичный завод.

В редакции, зеленея от жары в тесноватой комнате ГЗК: (от лица главного героя), посиживал заведующий редакцией, сам редактор, секретарь и еще двое праздношатающихся. В

древесном окне, как в зоологическом саду, торчал птичий нос кассира.

- Кирпичики кирпичиками, - произнес заведующий, большой по массе человек в рубахе - а вот где обещанный рассказ?

- Представьте, какой гротеск, - произнес писатель, улыбаясь забавно и снимая фуражку, - у меня на данный ГЗК: (от лица главного героя) момент часы украли на улице.

Все промолчали.

- Вы мне обещали сейчас дать средств, - малость замявшись произнес ГГ и вдруг увидел свое отражение в зеркале. Стал «незаметно приглаживать волосы.

- Нету средств, - сухо ответил заведующий

- У меня есть план рассказа! Вот чудак вы, я в пн его принесу к ГЗК: (от лица главного героя) половине второго.

- Какой план рассказа?

- Хм...

- В одном доме жил священник… - выжал из себя ГГ

Все заинтересовались. Праздношатающиеся подняли головы.

- Ну? - наклонившись к столу заинтересовался заведующий

- И погиб. - присмехнувшись и сглотнув слюну произнес ГГ

- Юмористический? - спросил редактор, сдвигая брови.

- Юмористический, - ответил я, утопая.

- У нас уже есть юмористика. На три номера. Сидоров написал, - произнес

редактор. - Дайте ГЗК: (от лица главного героя) чего-нибудть авантюрное.

- Есть, есть, есть, как!

- Поведайте план, - произнес, смягчась, заведующий.

- Кхе... Один нэпман поехал в Крым...

- Дальше-с! - скрестив руки и внимательно смотря на бедного писателя произнес редактор.

Писатель шлепнул себя по лбу так, что мозг покачнулся и вымолвил: «еще раз и я пакую чемодан ГЗК: (от лица главного героя) и ухожу на тот свет!»

- Ну и у него украли бандиты чемодан. - выплюнул ГГ

- На сколько строк это? - безэмоционально спросил редактор

- Строк на триста. А вобщем, можно и... меньше. Либо больше.

- Напишите расписку на 20 рублей, Бенвенутто, - произнес заведующий, - но только принесите рассказ, я вас серьезно прошу.

ГГ сел писать расписку с ГЗК: (от лица главного героя) удовольствием, неудачно стараясь скрыть ухмылку. Но мозги никакого роли больше ни в чем же не воспринимали. Сейчас они были похожи на высохшую виноградину - весь сухой и белоснежный. Выдохнул и погиб.

Кассир, было, запротестовал. Раздался его резкий скворешный глас:

- Не дам я вашему Чинизелли ничего. Он и так перебрал уже 60 целковых.

- Дайте ГЗК: (от лица главного героя), дайте, - отдал приказ заведующий.

И кассир с ненавистью выдал Бенвнутто один хрустящий и блестящий червонец, а другой черный, с трещинкой в центре.

(Большой план червонцев. Общий план кафе, того самого с табличкой. Средний план: перед ГГ ставят толстую кружку пива. Отъезд)

- Создадим опыт, - гласил он кружке, - если ГЗК: (от лица главного героя) они не оживятся после пива, - означает, конец. Они померли - мои мозги, вследствие писания рассказов, и больше не проснутся. Если так, я просвет 20 рублей и умру. Поглядим, как они с меня, покойничка, получат назад аванс".

Эта идея насмешила ГГ, и он сделал глоток. (Мозг сделал вдох) Позже другой. (Мозг открыл ГЗК: (от лица главного героя) глаза. При 3-ем глотке рисунки, формирующиеся в голове стали появляться и мозг начал подниматься с пола).

- Живые? - спросил писатель, вытирая губки от пива.

- Живые…, - ответили они шепотом, будто бы отходя от наркоза.

- Ну, сейчас сочиняйте рассказ!

В это время подошел к нему колченогий с перочинными ножами. Это был переодетый ГЗК: (от лица главного героя) длиннющий и худенький картежник. ГГ купил один за полтора рубля. Позже пришел глухонемой (2-ой) с табличкой на шейке: "Граждане, помогите глухонемому», и продал ему две открытки в желтоватом конверте.

На одной открытке стояла елка в ватном снегу, а на другой был заяц с аэропланными ушами, посыпанный бисером. Писатель любовался зайцем, в ГЗК: (от лица главного героя) жилах его бежала пенистая пивная кровь. В окнах зияла жара, расплавлялся асфальт и мозг услаждался,

Глухонемой стоял у подъезда кафе и раздраженно гласил колченогому:

- Катись отсюда колбасой со своими ножами. Какое ты имеешь право в моем кафе вести торговлю? Уходи в «Эльдорадо»! И гони процент!

- Что-о? Какой процент ГЗК: (от лица главного героя)? Да я тебя щас… (начинается потасовка)

- Ну-с представим так, - начал он, пламенея, - улица гремела, со свистом соловьиным прошла мотоциклетка. Желтоватый переплетенный гроб с зеркальными стеклами!..

- «Здорово! пошло дело.., - увидел выздоровевший мозг, - спрашивай еще пиво, чини карандаш, сыпь далее... Вдохновенье, вдохновенье».

Большой план заголовка журнальчика: «БЕНВЕНУТТО ЧЕЛИННИ: ВОСПАЛЕНИЕ ГЗК: (от лица главного героя) МОЗГОВ».


hanna-ardent-o-revolyucii-i-totalitarizme.html
hanskoe-tatarskoe-ozero.html
hanti-mansijskij-avtonomnij-okrug-reest-r-subektov-estestvennih-monopolij-v-otnoshenii-kotorih-osushestvlyaetsya.html