Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс

Ни один пример не указывает лучше этого, какую власть имеют традиции над душой толпы. Не в храмах нужно находить самых небезопасных кумиров, и не во дворцах обитают более деспотические из деспотов. И те, и другие могут быть разрушены в одну минутку. Но настоящие, невидимые владыки, царящие в нашей душе, ускользают от всякой Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс пробы к возмущению и уступают только неспешному действию веков.

3. ВРЕМЯ

В соц, как и в био, дилеммах одним из самых энергичных причин служит время. Время является единственным настоящим творцом и единственным величавым разрушителем. Время воздвигло горы из песчинок и возвысило до степени людского плюсы безвестную клеточку геологических эпох Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс. Довольно вмешательства веков для того, чтоб какое-нибудь явление подверглось полному изменению. Справедливо молвят, что муравей мог бы сгладить Монблан, если бы только ему было дано на это время. Если б какое-нибудь существо получило волшебную власть изменять течение времени по желанию, то эта власть была бы Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс равносильна могуществу, которое приписывается верующими только Богу.

Мы ограничимся тут рассмотрением воздействия времени на генезис воззрений толпы. Тут действие его очень велико, и ему подчиняются такие величавые силы, как расы, которые не могли бы образоваться без него. Время содействует появлению, развитию и уничтожению верований; время дает им силу и могущество, и время Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс же лишает их и того, и другого. Время подготавливает представления и верования толпы либо, по последней мере, почву, на которой они могут развиваться. Вот почему некие идеи могут быть осуществимы исключительно в известные эры, потому что они развиваются и появляются совсем не в один момент и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс не случаем, и корешки каждой из их можно отыскать в очень отдаленном прошедшем. Если наступает расцвет этих мыслях, означает, время подготовило его. И генезис этих мыслях становится понятен только, если мы обратимся к прошлому. Идеи - это дочери прошедшего и мамы грядущего и всегда - рабыни времени!

Таким макаром, нашим настоящим владыкой является Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс время, и нам нужно только предоставить ему действовать, чтоб созидать перемену во всем. В реальный момент нас беспокоят суровые притязания толпы и те разрушения и перевороты, которые они, по-видимому, готовят нам. Но время позаботится о том, что бы вернуть равновесие. "Никакой режим не появился в один денек, - гласит Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс Лавосс. - Политические и социальные организации создаются веками. Феодализм существовал в аморфном и хаотическом виде в течение многих веков, пока не подчинился известным правилам. Абсолютная монархия была также многие века, пока не найден был верный правительственный режим, - и во все эти переходные периоды всегда были огромные смуты".

4. ПОЛИТИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс УЧРЕЖДЕНИЯ

Еще достаточно всераспространена та мысль, что учреждения могут служить к исправлению недочетов общества, что прогресс народов является последствием усовершенствования учреждений и правительств, и социальные перемены можно создавать при помощи декретов. Французская революция имела собственной начальной точкой конкретно эту идею, и современные социальные теории в ней находят точку Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс опоры.

Длительный опыт все-же не в состоянии был серьезно поколебать эту страшную химеру, и зря историки и философы пробовали обосновать ее неосновательность. Им, но, не тяжело было бы обосновать, что все учреждения представляют собой продукт мыслях, эмоций и характеров, и что эти идеи, чувства и характеры нельзя так просто Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс переработать средством 1-го только конфигурации кодексов. Люд не сам выбирает себе учреждения, точно так же, как и не сам выбирает себе цвет глаз и волос. Учреждения и правительства - это продукт расы, и не они делают эру, а эра их делает. Народы управляются не так, как того просит их нрав Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс. Необходимы целые века для образования какого-либо политического режима, и точно так же необходимы века для его конфигурации. Учреждения сами по для себя не могут быть ни неплохи, ни дурны, и те, которые неплохи для какого-либо народа в данную минутку, могут быть совсем неприменимы для него в другое Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс время. Поэтому-то не во власти народа изменять эти учреждения по сути; он может только средством насильных революций поменять заглавие учреждений, но суть их не поменяется. Наименования, вобщем, не имеют значения - это менее как ярлычки, и историк, проникающий в самую сущность вещей, не станет обращать на их повышенного внимания. Так Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, к примеру, самая демократическая страна на свете, Великобритания, управляется монархическим режимом, меж тем в испано-американских республиках, невзирая на имеющиеся там республиканские учреждения, властвует самый тяжкий деспотизм. Судьбы народов определяются их нравом, а никак не правительствами. В предыдущей собственной работе я старался обосновать это колоритными примерами Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс.

Это признается даже в Соединенных Штатах самыми передовыми из республиканцев. Южноамериканский журнальчик "Forum" высказал по этому поводу последующее категорическое мировоззрение, которое я заимствую из "Review of Reviews" за декабрь 1894 года:

"Даже самые ярые неприятели знати не должны забывать, что Великобритания - самая демократическая страна на свете, где более уважаются права личности Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и где личность пользуется большей свободой".

Таким макаром, тщательное сочинение конституции представляется совершенно ненадобным и никчемным упражнением в риторике, потому что время и нужда сами позаботятся о том, чтоб выработать подходящую форму конституции, если мы предоставим действовать этим двум факторам. Конкретно так поступали англосаксы, как это мы узна Гюстав Ле Бон. Психология народов и массЈм от величавого британского историка Маколея, слова которого, произнесенные по этому поводу, следовало бы выучить назубок всем политикам латинских государств, доказав, как много добра сделали законы, казавшиеся исходя из убеждений незапятнанного разума собранием нелепостей и противоречий. Маколей ассоциирует различные конституции, погибшие во время волнений латинских народов Европы и Америки, с конституцией Великобритании Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и гласит, что эта последняя изменялась медлительно, частями, под воздействием конкретной нужды, но никогда не на основании спекулятивных рассуждений. "Не хлопотать о симметрии, - гласит Маколей, - но больше всего мыслить о полезности; не отменять аномалий лишь на том основании, что это аномалии; не вводить новое, пока не чувствуется Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс чувство неловкости, при этом нововведения допускаются только постольку, так как они необходимы для устранения этого чувства; не перебегать за границы того личного варианта, которому нужно посодействовать, - вот правила, которыми заурядно руководствовались наши 250 парламентов со времен Иоанна до эры Виктории".

Нужно изучить раздельно законы и учреждения каждого народа, чтоб составить для себя Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс четкое представление о том, до какой степени они служат выражением потребностей расы и уже потому не могут быть изменены насильным образом. Можно, к примеру, рассуждать с философской точки зрения о преимуществах и невыгодах централизации, но если мы вспомним, что величавая революция, стремившаяся низвергнуть все учреждения прошедшего Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, все-же обязана была не только лишь уважать эту централизацию, но даже еще прирастила ее, то поневоле должны будем признать, что это учреждение - продукт настоятельной необходимости и что оно составляет одно из критерий существования народа; поэтому-то нам и приходится пожалеть об ограниченности неких политических деятелей, требующих ее ликвидирования. Если б Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс случаем им удалось добиться собственной цели, это послужило бы немедля сигналом к страшной штатской войне, которая опять-таки привела бы к новейшей централизации, еще больше тяжеленной, ежели прежняя.

Если мы проведем параллель меж сегодняшними глубокими религиозными и политическими разногласиями, разделяющими разные партии во Франции и составляющими приемущественно Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс расовый вопрос, и сепаратистскими тенденциями, обнаружившимися в эру революции и опять заявившими о для себя к концу франко-прусской войны, то увидим, что разные расы, имеющиеся во Франции, далековато не соединились меж собой. Энергичная централизация и учреждение искусственных департаментов, которые должны были произвести слияние прежних провинций, вне сомнения, были самым Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс полезным делом революции. Но если б можно было произвести децентрализацию, о которой настолько не мало толкуют сейчас непредусмотрительные люди, то она очень скоро привела бы к самым кровавым раздорам. Не признавать этого - означает игнорировать всю историю нашей страны.

Из всего вышесказанного мы должны вывести то заключение, что нельзя действовать средством Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс учреждений на душу толпы. Если мы лицезреем, что некие страны, к примеру. Соединенные Штаты, достигнули высочайшей степени благоденствия, имея демократические учреждения, в других же, к примеру, испано-американских республиках, властвует самая грустная анархия, невзирая на такие же точно учреждения, то все таки здесь учреждения нисколечко не повинны Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс ни в величии одних, ни в упадке других. Народы управляются качествами собственного нрава, и такие учреждения, которые не соответствуют самым четким образом нраву расы, представляют собой не что другое, как взятые одежки, временное переодевание. Кровавые войны и бурные революции не раз появлялись и будут появляться с целью ввести учреждения, которым приписывается, как Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс артефактам святых, сверхъестественная сила создавать счастье людей. В неком смысле, естественно, можно было бы сказать, что учреждения действуют на душу толпы так как они порождают подобные восстания, но по сути здесь действуют совсем не учреждения, потому что будут ли они побеждены либо восторжествуют, они все-же Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс сами по для себя не владеют никакими свойствами. На массу действуют только иллюзии и в особенности слова, химерические и сильные, и мы укажем в скором времени, как велико их замечательное воздействие на массу.

5. ОБРАЗОВАНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

В первом ряду мыслях, имеющих преобладающее значение в какую-нибудь эру и владеющих силой Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, невзирая на собственный нередко призрачный нрав и свою немногочисленность, мы должны поставить в текущее время последующую: образование в состоянии существенно поменять людей и обязательно должно сделать лучше их и даже сделать меж ними равенство. Методом повторения это уверение сделалось одним из самых неколебимых догматов демократии, и в текущее время так же Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс тяжело касаться его, как некогда было тяжело касаться догматов церкви.

Но относительно этого пт, как и относительно многих других, демократические идеи оказались в полном разногласии с данными психологии и опыта. Многие именитые философы, в том числе Герберт Спенсер, без усилий обосновали, что образование не делает человека ни более нравственным Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, ни более счастливым и не изменяет ни его инстинктов, ни его наследных страстей, а время от времени даже, если только оно плохо ориентировано, причиняет более вреда, ежели полезности. Статистики подтвердили этот взор, показав нам, что преступность возрастает совместно с обобщением образования либо, по последней мере, с обобщением известного Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс рода образования. В недавнешнем собственном труде Адольф Гилльо показывает, что в текущее время на 1000 необразованных преступников приходится 3000 образованных, и в просвет 50 лет количество преступников возросло с 227 на 100000 обитателей до 552 и, как следует, возросла на 143%.

Вне сомнения, никто не станет опровергать, что верно направленное образование может дать очень полезные практические результаты Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, если не в смысле увеличения нравственности, то, во всяком случае, в смысле развития проф возможностей. К огорчению, латинские народы, в особенности в течение последних 25 лет, основали свои образовательные системы на совсем неверных принципах и, невзирая на слова самых именитых людей, таких как Брюль, Фюстель де Куланж, Тэн Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и др., они продолжают настаивать на собственных грустных заблуждениях. Я указал уже в одной из собственных прежних работ, как наша современная воспитательная система превращает во противников общества тех, кто получил это воспитание, и как она подготавливает последователей самых худших видов социализма.

Основная опасность этой воспитательной системы, полностью справедливо называемой латинской системой, состоит Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс в том, что она опирается на то основное психологическое заблуждение, как будто заучиванием назубок учебников развивается разум. Исходя из такового убеждения, принуждают учить как можно больше, и от исходной школы до получения ученой степени юноша только и делает, что заучивает книжки, при этом ни его способность к рассуждению, ни Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс его инициатива нисколечко не упражняются. Все учение заключается для него в том, чтоб отвечать назубок и слушаться. "Учить уроки, - пишет один из бывших министров народного просвещения, Жюль Симон, - знать назубок грамматику либо конспект, хорошо повторять и подражать -- вот смешная воспитательная система, где всякое усилие является только актом веры в Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс непогрешимость учителя и ведет только к тому, чтоб нас умалить и сделать немощными".

Если б такое воспитание было только никчемно, то можно было бы ограничиться сожалением о злосчастных детях, которым предпочитают преподавать генеалогию отпрыской Клотария, либо историю борьбы Невстрии и Австрозии, либо зоологические систематизации, заместо того, чтоб Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс научить их в начальной школе чему-нибудь полезному. Но такая система воспитания представляет собой еще более суровую опасность: она внушает тому, кто ее получил, омерзение к условиям собственного публичного положения, так что крестьянин уже не вожделеет более оставаться крестьянином, и самый последний из буржуа не лицезреет для собственного Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс отпрыска другой карьеры, не считая той, которую представляют должности, оплачиваемые государством. Заместо того, чтоб подготавливать людей для жизни, школа готовит их только к занятию публичных должностей, где можно добиться фуррора, не проявляя ни мельчайшей инициативы и не действуя без помощи других. Понизу лестницы такая воспитательная система делает целые армии недовольных собственной судьбой Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс пролетариев, готовых к возмущению, вверху - ветреную буржуазию, скептическую и легковерную, питающую суеверное доверие к провиденциальной силе страны, против которого, но, она повсевременно фрондирует, и всегда винит правительство в собственных собственных ошибках, хотя в то же время сама решительно неспособна сделать что бы то ни было без вмешательства власти.

Правительство Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, производящее всех этих дипломированных господ, может использовать из их только очень маленькое число, оставляя всех иных без всякого дела, и таким макаром оно питает одних, а в других делает для себя противников. Большущая масса дипломированных осаждает в текущее время все официальные посты, и на каждую, даже самую умеренную, официальную Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс должность кандидаты числятся тыщами, меж тем как какому-нибудь купцу, к примеру, очень тяжело отыскать агента, который мог бы быть его представителем в колониях. В одном только департаменте Сены насчитывается 20000 учителей и учительниц без всяких занятий, которые, презирая ремесла и полевые работы, обращаются к государству за средствами к Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс жизни. Потому что число избранных ограничено, то безизбежно увеличивается число недовольных, и эти последние готовы принять роль во всякого рода возмущениях, каковы бы ни были их цели и каковы бы ни были их вожди. Приобретение таких знаний, которые потом не могут быть приложены к делу, служит верным средством Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс к тому, чтоб возбудить в человеке недовольство.

Это явление характерно не только лишь латинским странам; мы можем следить то же самое в Китае - стране, также управляемой хорошей иерархией мандаринов, где звание мандарина, так же как у нас, достигается методом конкурса, при этом все испытание заключается в безошибочном цитировании назубок толстых Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс руководств. Армия ученых, не имеющих никаких занятий, считается в текущее время в Китае настоящим государственным бедствием. То же самое стало наблюдаться и в Индии после того, как британцы открыли там школы не для воспитания, как это делается в Великобритании, а для того только, чтоб учить аборигенов. Вследствие этого в Индии Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и образовался особый класс ученых, бабу, которые, не получая занятий, становятся непримиримыми неприятелями британского владычества. У всех бабу - имеющих занятия либо нет - первым результатом приобретенного ими образования было снижение уровня нравственности. Данный факт, о котором я много гласил в собственной книжке "Les Civilizations de L'Inde", констатируется всеми Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс создателями, посещавшими Индию.

Возвратиться вспять сейчас, по-видимому, очень поздно. Только опыт, последний воспитатель народов, возьмет на себя указать нам наши ошибки и только опыт в состоянии будет уверить нас в необходимости поменять наши гнусные управления, наши ничтожные конкурсы проф воспитанием, которое возвратит нашу молодежь к полю, мастерским Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и колониальным компаниям, избегаемым ею всеми средствами в текущее время.

Это проф воспитание, которого так достигают сейчас все просвещенные мозги, было у нас некогда, и народы, властвующие сейчас над миром собственной волей, инициативой и духом предприимчивости, смогли сохранить его. Величавый мыслитель Тэн ясно обосновал в собственном восхитительном труде, что Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс прежнее воспитание у нас было практически такое же, какое существует в текущее время в Великобритании и Америке, и, проведя восхитительную параллель меж латинской и англосаксонской воспитательной системой, он явственно указал последствия обоих способов. Может быть, в последнем случае и можно было бы примириться со всеми неудобствами нашего традиционного воспитания, хотя Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс бы оно и создавало недовольных да выбитых из колеи, если б поверхностное приобретение такового огромного количества познаний, заучивание назубок такового огромного количества руководств по правде могло бы повысить интеллектуальный уровень. Как досадно бы это не звучало, это не так! Рассудок, опыт, инициатива и нрав - вот условия фуррора в жизни; книжки Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс же этого не дают. Книжки - это словари, очень полезные для наведения справок, но совсем никчемно хранить в собственной голове целые длинноватые отрывки из их!

Как проф образование может более традиционного способствовать развитию разума, Тэн разъясняет последующим образом:

"Идеи образуются исключительно в собственной естественной и обычной среде Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс. Развитию эмбриона этих мыслях содействуют бессчетные воспоминания, которые парень получает раз в день в мастерской, на руднике, в суде, в классе, на верфи, в лазарете, при виде инструментов, материалов и операций, в присутствии клиентов, рабочих, труда, работы, отлично либо плохо изготовленной, убыточной либо выгодной. Все эти маленькие личные восприятия глаз, уха, рук Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и даже чутья, непроизвольно удержанные в памяти и потаенно переработанные, организуются в уме человека, чтоб в какой-то момент внушить ему ту либо иную новейшую комбинацию, упрощение, экономию, улучшение либо изобретение. Юный француз лишен всех этих драгоценных восприятий, соприкосновения с элементами, просто усваиваемыми и необходимыми, и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс притом лишен в самом плодотворном возрасте. В течение 7 либо восьми лет он заперт в школе, вдалеке от конкретного и личного опыта, который мог бы дать ему четкое и глубочайшее понятие о вещах, людях и разных методах обращаться с ними.

...По последней мере девять из 10 утратили свое время и труд в течение Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс пары лет собственной жизни и притом в такие годы, которые могут считаться более эффективными, необходимыми и даже решающими. Вычтите сначала половину либо две третьих из числа тех, которые являются на экзамены, т.е. отвергнутых; потом из числа принятых, получивших ученые степени, свидетельства, дипломы, отымите также половину либо Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс две третьих -- я говорю о переутомленных. От их востребовали очень многого, заставив их в такой-то денек, сидя на стуле либо перед какой-либо картиной, изображать из себя в течение 2-ух часов в присутствии группы ученых живой припас всех человечьих знаний. Вправду, они были таким вместилищем в течение 2-ух часов в сей Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс день, но через месяц они уже не в состоянии могли быть выдержать опять этот экзамен. Обретенные ими зания, очень бессчетные и очень тяжеловесные, безпрерывно исчезают из их разума, а новых они не получают. Интеллектуальная сила их поколебалась, плодоносные соки ее иссякли; пред нами человек уже "готовый и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс нередко совсем конченный. Устроившись, женившись и покорившись необходимости крутиться в одном и том же кругу, он замыкается в узеньких границах собственной службы, которую делает корректным образом, но дальше этого не идет...

Именитый психолог показывает нам потом разницу, существующую меж нашей системой и системой англосаксов. У этих последних нет такового Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс огромного количества особых школ, как у нас; у их учят не книжки, а сами предметы. Инженер учится там прямо в мастерской, а не в школе, и это дает возможность каждому приобрести зания, отвечающие его интеллектуальным возможностям, остаться обычным рабочим либо сделаться мастером, если он не в состоянии идти далее, либо Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс же стать инженером, если это позволяют его возможности. Таковой способ, вне сомнения, еще более демократичен и еще более полезен обществу, чем таковой, который ставит всю карьеру 18-ти либо 20-летнего человека в зависимость от тесты, продолжающегося всего только несколько часов.

"В лазарете, на рудниках, на фабрике, у конструктора, у адвоката Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс ученик, поступающий в очень юных годах, проходит весь курс учения и практики, практически так же, как у нас проходит его клерк в конторе либо живописец в мастерской. Перед тем, до поступления в учение, он мог пройти уже какой-либо лаконичный общий курс, который служит основой, на которую Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс наслаиваются новые познания. Не считая того, у него под рукою нередко имеются какие-нибудь технические курсы, которые он может посещать в свободные часы, чтоб приводить в порядок вынесенные им из собственного каждодневного опыта наблюдения. При таком режиме практические возможности ученика растут и развиваются сами собой, как раз в таковой степени, какая Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс отвечает его природным дарованиям, и в направлении, подходящем для - его будущей деятельности, для того специального дела, к которому он желает приспособить себя. Таким макаром, в Великобритании и Соединенных Штатах юноше очень скоро удается извлечь всю пользу из собственных дарований. В 25 лет, если исключительно в нем нет недочета в содержательности и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс в уме, он уже может быть не только лишь полезным исполнителем, но даже бизнесменом, не только лишь машиной, да и движком. Во Франции, где взяла верх обратная система, принимающая с каждым поколением все более и поболее китайский нрав, общая сумма теряемых сил очень велика".

И величавый Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс философ приходит к последующему заключению относительно все растущего несоответствия меж нашим латинским воспитанием и жизнью:

"Во всех 3-х стадиях учения - в детском, отроческом и юношеском возрасте - теоретическая и школьная подготовка при помощи книжек стала длиннее и обременительнее ввиду экзамена и получения степеней, и дипломов и свидетельств. Это удлинение и отягощение школьных занятий Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс вызывается применением неестественного режима, выражающегося в откладывании практического учения, искусственных упражнений и механического набивания головы ненадобными сведениями, переутомлением. При всем этом не принимаются во внимание следующие годы и обязанности, которые выпадают на долю взрослого человека, - одним словом, ни реальный мир, куда должен вступить парень, ни окружающее его общество Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, к которому он должен заблаговременно приспособиться, ни прозаические столкновения, к которым парень должен быть заблаговременно отлично подготовлен, укреплен и вооружен (по другому он не в состоянии будет ни устоять, ни защищаться), не принимаются в расчет этой системой воспитания. Наши школы не дают своим ученикам таковой подготовки, более принципиальной, чем всякая Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс другая, не пичкают его нужной твердостью здравого смысла, воли и нервишек. Напротив, заместо того чтоб приготовить ученика для грядущих ему критерий жизни, школа лишает его нужных для этого свойств. Отсюда вытекает то, что его вступление в жизнь, его 1-ые шаги на поприще практической деятельности нередко сопровождаются рядом противных поражений Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, вызывающих у него чувство огорчения и оскорбления, длительно не исчезающее и иногда искалечивающее его навечно. Это тяжелое и опасное испытание; нравственное и интеллектуальное равновесие может пострадать от этого и рискует никогда полностью не восстановиться. Разочарование наступает очень в один момент и бывает очень полным; заблуждение было очень Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс велико и очень значительны будут проблемы".

Это были примерно последние странички, написанные Тэном. Они потрясающе резюмируют результаты долгого опыта величавого философа. Я думаю, что они совсем непонятны, к огорчению, для профессоров нашего института, не бывавших за границей. Воспитание - единственное средство, которым мы обладаем, чтоб несколько действовать на душу Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс народа, и обидно мыслить, что во Франции практически нет никого, кто бы мог осознать, что наше современное воспитание составляет страшный элемент резвого упадка, и заместо того чтоб развивать нашу молодежь, оно извращает и унижает ее.

Полезно было бы сравнить эти странички Тэна с наблюдениями, произведенными над воспитательной системой в Америке Полем Бурже Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, и собранными в его прелестной книжке "Outre-Mer". Признав также, что наша воспитательная система делает только ограниченных буржуа без инициативы и без воли либо анархистов, - "два типа, идиентично небезопасных, - цивилизованного человека, бесплодно вращающегося посреди бессильной непристойности, или увлеченного безумием разрушения", - создатель приводит сопоставления, очень заслуживающие внимания Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс. Он ассоциирует наши французские лицеи, эти фабрики дегенерации, и южноамериканские школы, потрясающе подготавливающие человека для жизни. Здесь можно ясно созидать, какая пропасть существует меж вправду демократическими народами и такими, у каких демократические идеи есть исключительно в речах, а не в идей.

Мы нисколечко не удалились от психологии толпы в предшествовавших строчках. Чтоб Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс осознать идеи и верования, гнездящиеся в массе в реальную минутку и готовые завтра же проявиться в полном развитии, нужно знать, как готовилась почва для этого. Образование, которое дается юному поколению в какой-либо стране, позволяет нам предугадать, какая участь ждет эту страну. Воспитание, получаемое современным поколением Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, оправдывает самые сумрачные пророчества тут. Образование и воспитание до некой степени могут сделать лучше либо попортить душу толпы. Нужно было указать, как действует на нее современная система и как масса флегмантичных и нейтральных индивидов перевоплотился равномерно в большенную армию недовольных, готовых повиноваться всяким внушениям утопистов и риторов. В школах-то конкретно Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и подготавливается будущее падение латинских народов.

Глава II. Конкретные причины воззрений толпы

§ 1. Образы, слова и формулы, -- Волшебная сила слов и формул. -- Могущественное воздействие слов связано с видами, которые ими вызываются, и не находится в зависимости от их реального значения. -- Образы изменяются соответственно времени и расе. -- Обветшание слов. -- Изменение смысла Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс слов сообразно расе. --Различное значение слова "демократия" в Европе и Америке.

§ 2. Иллюзии. -- Их значение. -- Они лежат в базе всех цивилизаций. -- Соц необходимость иллюзий. -- Масса всегда предпочитает их правде.

§ 3. Опыт. -- Только опыт может упрочить в душе толпы нужные правды и повредить иллюзии, сделавшиеся небезопасными. -- Во что обходится нужный для Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс убеждения толпы опыт.

§ 4. Рассудок. -- Ничтожность его воздействия на массу. На массу можно оказывать влияние, действуя на ее безотчетные чувства. -- Роль логика в истории. -- Потаенные предпосылки неописуемых событий.

В предыдущей главе мы исследовали отдаленные и предварительные причины, развивающие в душе толпы особую восприимчивость, благодаря которой в массе появляются известные чувства и идеи Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс. Сейчас нам необходимо разглядеть причины, действующие на массу конкретным образом. В последующей главе мы увидим, как следует обращаться с этими факторами, чтоб они оказали свое действие.

В первой части нашего труда мы исследовали чувства, идеи и рассуждения толпы и можем отсюда вывести общее заключение о методах воздействия на душу толпы Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс. Мы уже знаем, что поражает воображение толпы, какой силой и заразительностью владеют внушения, в особенности те, которые представляются в форме образов; но потому что происхождение внушений бывает очень многообразно, то и причины, способные действовать на душу толпы, могут быть очень различны; поэтому-то и нужно изучить Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс их раздельно, и такое исследование не будет никчемной работой. Масса несколько припоминает сфинкса из древней сказки: нужно либо научиться разрешать загадки, предлагаемые нам ее психологией, либо же безропотно покориться тому, что масса всосет нас.

1. ОБРАЗЫ, СЛОВА И ФОРМУЛЫ

Изучая воображение толпы, мы лицезрели, что на него совсем не сложно действовать Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, в особенности видами. Такие образы не всегда имеются в нашем распоряжении, но их можно вызывать средством опытного внедрения слов и формул. Умело обработанные формулы получают вправду ту волшебную силу, которая им приписывалась некогда адептами магии. Они могут возбудить в душе толпы самые суровые бури, но могут также и успокаивать их. Можно было Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс бы воздвигнуть пирамиду, еще более высшую, чем пирамида Хеопса, из костей только тех людей, которые пали жертвами могущества слов и формул.

Могущество слов находится в тесноватой связи с вызываемыми ими видами и совсем не находится в зависимости от их реального смысла. Очень нередко слова, имеющие самый неопределенный Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс смысл, оказывают самое огромное воздействие на массу. Таковы, к примеру, определения: демократия, социализм, равенство, свобода и т.д., до таковой степени неопределенные, что даже в толстых томах не удается с точностью объяснить их смысл. Меж тем, в их, непременно, заключается волшебная сила, будто бы по сути в их укрыто разрешение Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс всех заморочек. Они образуют синтез всех безотчетных различных стремлений и надежд на их реализацию.

Ни рассудок, ни убеждение не в состоянии биться против узнаваемых слов и узнаваемых формул. Они произносятся перед массой с благоговением, и тотчас же выражение лиц становится уважительным, и головы склоняются. Многие глядят на Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс их как на силы природы либо сверхъестественные силы. Они вызывают в душе превосходные и смутные образы, и окружающая их неопределенность только наращивает их загадочное могущество. Они являются загадочными божествами, сокрытыми сзади скинии, к которым верующие приближаются с благоговейной дрожью.

Образы, вызванные словами независимо от их смысла, изменяются соответственно времени и народам Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, хотя сами формулы остаются постоянными. С некими словами временно связаны всем известные образы, вызываемые ими. Слово играет в таком случае роль звонка, вызывающего их возникновение.

Не все слова и формулы владеют способностью вызывать образы. Случается так, что слова, вызывавшие ранее образы, изнашиваются и уже более ничего не пробуждают Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс в уме. Они становятся тогда пустыми звуками, единственная полезность которых состоит в том, что они избавляют тех, кто их употребляет, от обязанности мыслить. Имея небольшой припас таких формул и общих мест, заученных нами в юности, мы обладаем всем, что необходимо, чтоб прожить жизнь, не утомляя себя размышлениями.

Слова, входящие в состав Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс какого-либо известного определенного языка, с течением веков меняются очень медлительно, но беспрестанно изменяются образы, которые они вызывают, и смысл, который им придается. Вот почему ранее я высказал уже мировоззрение, что четкий перевод выражений какого-либо языка, в особенности если дело идет об исчезнувшем народе, - вещь совсем неосуществимая. По Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс правде, что мы делаем, к примеру, подставляя французский термин заместо латинского, греческого либо санскритского, либо стараясь осознать книжку, написанную на нашем родном языке два, три столетия тому вспять? Мы просто-напросто заменяем видами и мыслями, образовавшимися в нашем уме под воздействием современной жизни, те понятия и образы, совсем непохожие Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс на наши, которые зародились под воздействием старой жизни в душе рас, находившихся в совсем других критериях существования. Когда люди революции копировали старых греков и римлян, разве они не присваивали словам старых конкретно тот смысл, которого у их никогда не было? Какое сходство может, к примеру, существовать меж учреждениями Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс старых греков и теми, которые в наше время носят подобные наименования? Чем была в те времена республика, как не учреждением, аристократическим по существу, собранием малеханьких тиранов, господствующих над массой рабов, находящихся в самом абсолютном руководстве? Эти коммунальные знати, опирающиеся на рабство, не могли бы существовать и одной минутки без него Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс.

А слово "свобода", разве оно могло означать то же самое, что значит сейчас, в такую эру, когда даже не подозревалась возможность свободно мыслить и не было более величавого и поболее редчайшего злодеяния, как рассуждения о богах, законах и обычаях страны? Слово "отечество", к примеру, в душе какого Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс-либо афинянина либо спартанца было только культом Афин либо Спарты, а совсем не целой Греции, состоявшей из соперничающих меж собой городов, ведших постоянную войну вместе. Какой смысл имело это самое слово "отечество" у старых галлов, разбитых на соперничающие племена, отличавшиеся собственной расой, языком и религией, и просто побежденных Цезарем, потому что Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс он повсевременно имел посреди их союзников? Только Рим отдал галлам отечество, доставив им политическое и религиозное единство. Даже не заглядывая так далековато, мы лицезреем, что всего только два столетия вспять слово "отечество" понималось совершенно не так, как сейчас, французскими аристократами вроде величавого Конде, которые вступили в альянс с иноземцами Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс против собственного монарха. И разве то же самое слово не имело другого смысла для эмигрантов, думавших, что они повинуются законам чести, сражаясь против Франции? Со собственной точки зрения они, вне сомнения, повиновались этим законам, ибо феодальный закон прикрепляет вассала к его владыке, а не к земле, и как Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс следует, где находится этот владык, там и есть настоящее отечество.

Очень многочисленны слова, смысл которых поменялся схожим образом, и добраться до начального их смысла совсем не просто. Справедливо молвят, что нужно много прочитать, до того как в состоянии будешь сколько-либо уяснить для себя, что означали для наших протцов Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс такие слова, как повелитель и царская фамилия. Что все-таки можно сказать относительно более сложных определений?

И так, значение слов бывает непостоянным, временным и изменяется сообразно векам и народам. Если мы желаем действовать этими словами на массу, то сначала должны знать, что они означают в данную минутку, а никак не Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс то, что они некогда означали, либо могут означать для индивидов, владеющих другой духовной организацией.

Таким макаром, когда после различных политических переговоров и перемен религиозных верований в массе появляется глубочайшая антипатия к образам, вызываемым известными словами, то первой обязанностью реального муниципального человека должно быть изменение слов. При Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс всем этом он, очевидно, не должен касаться сути вещей, потому что эти последние очень плотно сплетены с наследной организацией народа, чтоб их можно было поменять. Рассудительный Токвиль издавна уже уделял свое внимание на то, что труды представительства и империи состояли приемущественно в том, чтоб нарядить в новые слова большая Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс часть учреждений прошедшего, т.е. поменять слова, вызывавшие противные образы в воображении толпы, другими, новизна которых мешала возникновению этих образов. Так изменены были, к примеру, наименования налогов, хотя налоги и сборы остались по существу те же.

Самой главной обязанностью муниципальных людей должно быть, как следует, переименование и поименование пользующимися популярностью Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс либо же нейтральными наименованиями тех вещей, которых масса уже не выносит более под их прежними именами. Могущество слов так велико, что стоит только придумать неповторимые наименования для каких-нибудь самых мерзких вещей, чтоб масса тотчас же приняла их. Тэн справедливо замечает, что конкретно призывая свободу и братство, - слова очень Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс пользующиеся популярностью в те времена, - якобинцы могли "водворить деспотизм, достойный Дагомеи, трибунал, достойный инквизиции, и организовать людские гекатомбы, напоминающие гекатомбы старой Мексики". Искусство правителей, также адвокатов, конкретно и состоит в том, чтоб уметь обращаться со словами. Основная трудность этого искусства заключается в том, что в одном и том же обществе Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, но в различных соц слоях, одни и те же слова очень нередко имеют совсем разный смысл. Снаружи в этих публичных слоях употребляют такие же точно слова, но эти слова никогда не имеют такого же самого значения.

В предыдущих примерах мы указывали на время как на главный фактор конфигурации смысла Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс слов. Если мы включим сюда и расу, то увидим, что в одну и ту же эру у народов идиентично цивилизованных, но различной расы, одни и те же слова выражают нередко очень разные идеи. Тяжело осознать все эти различия, не совершив бессчетных путешествий, поэтому-то я и не буду Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс на их настаивать. Я ограничусь только указанием на то, что слова, более употребляемые массой, владеют разным смыслом у различных народов. К таким принадлежат, к примеру, "демократия" и "социализм", настолько нередко употребляемые в текущее время. Эти слова в реальности вызывают совсем обратные образы в душе романских и англосаксонских народов. У Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс латинян слово "демократия" значит приемущественно исчезновение воли и инициативы индивидума перед волей и инициативой общин, представляемых государством. На правительство все более и поболее налагается обязанность управлять всем, централизовать, монополизировать и фабриковать все, к государству обращаются повсевременно все партии без исключения - радикалы, социалисты либо монархисты. У англосаксов в Америке то же самое Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс слово "демократия" значит, напротив, самое обширное развитие воли и индивидума и как может быть большее устранение страны, которому ничем, даже делом народного просвещения, не дают управлять, кроме милиции, армии и дипломатичных сношений. Итак, то же самое слово, которое у 1-го народа обозначает устранение воли и персональной Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс инициативы и доминирование страны, у другого получает совершенно другой смысл и значит чрезмерное развитие конкретно персональной воли и инициативы и полное устранение страны.

В первой книжке этого труда ("Психология народов") я в особенности указывал на различие, которое существует меж демократическим эталоном романских народов и англосаксов. Совсем независимо от меня Поль Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс Бурже на основании собственных путешествий пришел в собственной последней книжке "Outre-Mer" к выводам, практически схожим с моими.

2. ИЛЛЮЗИИ

Начиная с самой зари цивилизации, масса повсевременно подпадала под воздействие иллюзий. Наибольшее число храмов, статуй и алтарей было воздвигнуто конкретно творцам иллюзий. Некогда владычествовали религиозные иллюзии, сейчас на сцену выступают философские и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс социальные, но эти суровые владычицы всегда находились во главе цивилизаций, поочередно развивавшихся на нашей планетке. Во имя иллюзий сооружались храмы Халдеи и Египта, средневековые религиозные строения, и во имя этих же иллюзий совершился переворот в Европе 100 лет тому вспять. Все наши художественные, политические либо социальные понятия обязательно носят на Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс для себя могущественный отпечаток иллюзий. Человек время от времени повергает в останки эти иллюзии ценой страшных переворотов, но он всегда бывает обязан опять извлечь их из-под развалин.

Без этих иллюзий ему не удалось бы выйти из состояния простого варварства, и без их он скоро опять впал бы в Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс то же состояние. Все это пустые тени, дщери наших желаний, но они вынудили народы сделать все то, что составляет сейчас славу искусства и величие нашей цивилизации.

"Если б убить в музеях и библиотеках и разбить о камешки паперти все произведения и художественные монументы, воодушевленные религией, что все-таки осталось бы Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс от величавой мечты населения земли? Доставлять людям надежды и иллюзии, без которых они не могли бы существовать, - вот предназначение богов, героев и поэтов. Наука старалась выполнить эту задачку в течение пятидесяти лет. Но в сердцах, жаждущих эталона, ее загубило то, что она не осмеливается обещать больше и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс не умеет довольно врать".

Философы последнего столетия с огромным рвением старались убить религиозные, политические и социальные иллюзии, которыми жили наши праотцы. Но, уничтожая эти иллюзии, они в то же время опустошили источники надежды и смирения. И сзади разбитых химер они натолкнулись на слепые и сокрытые силы природы, неумолимые Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, кровожадные к беспомощности и чуждые соболезнования.

Невзирая на весь собственный прогресс, философия до сего времени не отдала еще массе никаких эталонов, которые могли бы прельстить ее; но потому что массе необходимы иллюзии, во что бы то ни стало, то она подсознательно, как бабочка, парящая на свет, направляется к тем Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, кто ей их доставляет. Основным фактором эволюции народов никогда не была правда, но всегда заблуждение. И если социализм так могуществен в текущее время, то только поэтому, что он представляет собой единственную уцелевшую иллюзию. Невзирая на все научные демонстрации, он продолжает все-же расти, и соц иллюзия царствует в текущее время Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс над всеми осколками прошедшего, и ей принадлежит будущее. Масса никогда не стремилась к правде; она отворачивается от очевидности, не нравящейся ей, и предпочитает поклоняться заблуждению, если только заблуждение это прельщает ее. Кто умеет вводить массу в заблуждение, тот просто становится ее властелином; кто же стремится образумить ее, тот всегда бывает ее Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс жертвой.

3. ОПЫТ

Опыт является, наверняка, единственным реальным средством для крепкого укрепления какой-либо правды в душе толпы и разрушения иллюзий, сделавшихся очень небезопасными. Необходимо, но, чтоб опыт совершен был в широких размерах, и чтоб он повторился пару раз. Опыт 1-го поколения заурядно нс приносит полезности последующему, вот Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс почему излишне воспользоваться историческими фактами как примерами. Единственное значение таких демонстраций заключается только в том, что они демонстрируют, до какой степени нужно из века в век повторять опыт, чтоб он мог оказать какое-либо воздействие и пошатнуть хотя бы одно-единственное заблуждение, если только оно крепко укоренилось в душе толпы Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс.

Наш век, так же, как и предыдущий, будет, возможно, приводиться историками грядущего в пример, как эпоха любознательных опытов. И вправду, ни в какие другие века их не выполнялось настолько не мало!

Самым огромным из всех этих опытов была, вне сомнения, Французская революция. Для обнаружения правды, заключающейся в том, что нельзя Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс переработать во всем какое-нибудь общество только на основании указаний незапятнанного разума, пригодилось убить несколько миллионов человечьих жизней и тревожить Европу в течение целых 20 лет. Чтоб обосновать на опыте, как недешево обходятся народам Цезари, которых они приветствуют удовлетворенными кликами, пригодился целый ряд разорительных испытаний в течение целых пятидесяти Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс лет, но, невзирая на всю их очевидность, все они еще, по-видимому, недостаточно убедительны. Меж тем, 1-ый из этих опытов стоил три миллиона человечьих жизней и был предпосылкой нашествия; 2-ой же вызвал разложение и необходимость содержать неизменные армии. 3-ий опыт немножко не был изготовлен не так давно и, возможно Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс, в какой-то момент будет-таки изготовлен. Чтоб уверить целый люд в том, что большущая немецкая армия совсем не представляет собой, как учили нас лет 30 тому вспять, только безобидную национальную гвардию, пригодилась страшная война, стоившая нам очень недешево.

Мировоззрение толпы составилось в этом случае методом грубых ассоциаций предметов, совсем Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс несхожих меж собой, механизм образования которых я выложил выше. Наша государственная гвардия тех времен состояла из дружелюбных лавочников без всякого следа дисциплины, и к ней нельзя было относиться серьезно; потому все, что носило аналогичное заглавие, вызывало те же самые образы и вследствие этого числилось таким же безобидным Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс учреждением; заблуждение толпы делилось в то время, как это вообщем нередко бывает с какими-нибудь общими воззрениями, так же и ее вожаками. В собственной речи, произнесенной 31 декабря 1887 г. в палате депутатов и воспроизведенной Е.Олливье в его книжке, Тьер, нередко следовавший за воззрением толпы, но никогда его не опережавший, утверждал, что Пруссия Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс кроме действующей армии, примерно равняющейся французской армии, не имеет ничего другого, не считая государственной гвардии, таковой же, как и французская государственная гвардия, и, как следует, не представляющей сурового значения. Эти утверждения вышеназванного муниципального человека оказались настолько же верными, как и его предвидения малозначительной будущности стальных дорог Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс.

Чтоб признать, в конце концов, что протекционизм разоряет народы, которые вводят его у себя, пригодится так же по последней мере двадцатилетний бедственный опыт. Примеры эти можно прирастить до бесконечности.

4. РАССУДОК

Перечисляя причины, способные создавать воспоминание на душу толпы, мы могли бы совсем не упоминать о рассудке, если б это Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс не было необходимо нам для того, чтоб указать на отрицательное значение его воздействия.

Мы указали уже, что на массу нельзя оказывать влияние рассуждениями, потому что ей доступны только грубые ассоциации мыслях. Поэтому-то причины, умеющие создавать воспоминание на массу, всегда обращаются к ее.эмоциям, а не к ее рассудку. Законы логики Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс не оказывают на нее никакого деяния. Чтоб уверить массу, нужно поначалу хорошо ознакомиться с воодушевляющими ее эмоциями, притвориться, что разделяешь их, потом попробовать их поменять, вызывая средством начальных ассоциаций какие-нибудь лестные массу образы. Нужно также уметь возвратиться вспять в случае нужды, и главное - уметь угадывать ежеминутно те Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс чувства, которые порождаешь в массе.

Мои 1-ые наблюдения над искусством создавать воспоминание на массу и над тем, как не достаточно действует логика в этом случае, относятся ко времени осады Парижа, к тому деньку, когда я увидел, как вели в Лувр, где заседало в то время правительство, маршала В., которого исступленная масса Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс винила в том, что он снимал план укреплений с целью реализовать его пруссакам. Один из членов правительства, известный оратор Г.П., вышел, чтоб уговорить массу, требовавшую незамедлительной экзекуции собственного пленного. Я ждал, что оратор обоснует массе нелепость ее обвинений, сказав, что маршал, которого она винит, сам был одним из Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс строителей этих укреплений, и что планы этих укреплений продаются у всех книгопродавцев. К моему величайшему изумлению (я был тогда очень молод), я услышал совершенно другую речь. "Экзекуция будет произведена, -- заорал оратор приближаясь к пленнику, -- и экзекуция самая свирепая. Предоставьте правительству государственной обороны окончить ваше расследование. Мы же Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс покамест запрем пленного". Масса немедля успокоилась, довольная этим кажущимся исполнением собственных требований, и спустя четверть часа маршал мог расслабленно возвратиться домой. Но он неизбежно был бы разорван на части, если б оратор начал приводить массе, находящейся в состоянии ярости, логические резоны, которые мне по юности лет казались настолько Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс убедительными.

Необходимость повсевременно поменять свою речь сообразно с производимым ею в ту минутку впечатлением, заблаговременно осуждает на неуспех всякие приготовленные и заученные речи. В таковой речи оратор смотрит только за развитием собственной своей мысли, а не за развитием мыслей собственных слушателей, и уже потому одному воздействие его совсем ничтожно.

Логические разумы, привыкшие Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс всегда иметь дело с целой цепью рассуждений, вытекающих одно из другого, обязательно прибегают к такому же методу убеждения, когда обращаются к массе, и всегда бывают изумлены тем, как не достаточно действуют на нее аргументации. Попытайтесь подействовать рассуждениями на примитивные мозги, на дикарей либо деток, к примеру, и вы тогда Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс полностью удостоверьтесь, как не достаточно значения имеет схожий способ аргументации.

Незачем, но, спускаться до простых созданий, чтоб убедиться в полной несостоятельности их рассуждений, когда им приходится биться с эмоциями. Припомним только, как упрямо держались в течение длительных веков религиозные суеверия, противоречащие даже самой обычной логике. В Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс течение более чем 2-ух тыщ лет самые блестящие гении склонялись перед их властью, и только в современные эры явилась возможность оговаривать их достоверность. В средние века и в эру Возрождения было много просвещенных людей, но не было ни 1-го, которого методом рассуждений можно было бы уверить в ребяческом нраве всех Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс этих суеверий и возбудить в нем хотя бы слабенькие сомнения насчет злодеяний беса и необходимости костра для колдуний.

Следует ли сожалеть о том, что масса никогда не управляется рассудком? Мы не отважились бы утверждать это. Навряд ли глас рассудка мог бы увлечь население земли на путь цивилизации и сказать Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс ему ту горячность и смелость, которую вызвали в нем химеры. Вне сомнения, эти химеры, дщери безотчетного, были нужны. Любая раса заключает в собственной духовной организации те законы, которые управляют ее судьбой, и может быть, она повинуется конкретно этим законам, движимая роковым инстинктом во всех собственных побуждениях, даже очевидно Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс самых невразумительных. Время от времени нам кажется, что народы подчиняются потаенным силам, схожим тем, которые принуждают желудь развиваться равномерно в дуб и вынуждают комету двигаться по собственной орбите.

То малое, что мы можем выяснить об этих силах, мы должны искать в общем ходе эволюции народа, а не в отдельных фактах, из Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс которых слагается эта эволюция. Если же принимать во внимание только такие изолированные факты, то может показаться, что историей управляют самые неописуемые случайности. Разве это не неописуемый факт, к примеру, что несколько арабских шаек, вышедших из пустынь, в состоянии были одолеть наибольшую часть старенького греко-римского мира и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс основать империю, еще больше величавую, ежели империя Александра? Разве не неописуемо также, что в старенькой иерархической Европе некий безвестный артиллерийский поручик мог царить над обилием народов и правителей.

Представим, как следует, разум философам, но не будем добиваться от него очень огромного вмешательства в дело управления людьми. Не с помощью рассудка, а Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс всего почаще кроме него, народились такие чувства, как честь, самоотвержение, религиозная вера, любовь к славе и к отечеству - чувства, которые были до сего времени главными пружинами всякой цивилизации.

Глава III. Вожаки толпы и их методы убеждения

§ 1. Вожаки толпы. -- Подсознательная потребность всех индивидов в массе повиноваться вожаку. -- Психология вожаков. -- Только вожаки могут Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс сделать веру и дать компанию массе. -- Насильный деспотизм вожаков. -- Их Систематизация. -- Роль, которую играет воля.

§ 2. Методы деяния вожаков. -- Утверждение, повторение и зараза. -- Относительная роль всех этих причин. -- Как распространяется зараза из низших слоев общества в высшие. -- Пользующееся популярностью мировоззрение стремительно становится общим воззрением. * 3. Притягательность. -- Определение и систематизация Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс притягательности. -- Притягательность обретенное и личное. -- Разные примеры. -- Как исчезает притягательность.

Духовная организация толпы нам уже известна, и мы знаем также, какие движки могут действовать на ее душу. Сейчас нам остается разглядеть методы внедрения этих движков и указать, кто может ими воспользоваться.

1. ВОЖАКИ ТОЛПЫ

Едва известное число живых созданий соберется совместно, все Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс равно, будет ли то стадо животных либо масса людей, они подсознательно подчиняются власти собственного вождя. В массе людей вождь нередко бывает только вожаком, но, все же, роль его значительна. Его воля представляет то ядро, вокруг которого кристаллизуются и соединяются воединыжды представления. Он составляет собой 1-ый элемент организации разнородной толпы Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс и готовит в ней компанию сект. Пока же это не наступит, он управляет ею, потому что масса представляет собой раболепное стадо, которое не может обойтись без владыки.

Вожак заурядно поначалу сам был в числе тех, кого ведут; он так же был загипнотизирован мыслью, апостолом которой сделался потом. Эта Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс мысль до таковой степени овладела им, что все вокруг пропало для него, и всякое неприятное мировоззрение ему казалось уже заблуждением и предрассудком. Потому-то Робеспьер, загипнотизированный мыслями Руссо, и воспользовался способами инквизиции для их распространения.

Заурядно вожаки не принадлежат к числу мыслителей - это люди деяния. Они не Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс владеют проницательностью, потому что проницательность ведет заурядно к сомнениям и бездействию. В большинстве случаев вожаками бывают на психическом уровне неустойчивые люди, полупомешанные, находящиеся на границе безумия. Вроде бы ни была несуразна мысль, которую они защищают, и цель, к которой они стремятся, их убеждения нельзя поколебать никакими резонами рассудка. Презрение и Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс преследование не создают на их воспоминания либо же только еще посильнее возбуждают их. Личный энтузиазм, семья - все ими приносится в жертву. Инстинкт самосохранения у их исчезает до таковой степени, что единственная заслуга, к которой они стремятся, - это мученичество. Напряженность их своей веры присваивает их словам большенную силу внушения Гюстав Ле Бон. Психология народов и масс. Масса всегда готова слушать человека, даровитого сильной волей и умеющего действовать на нее впечатляющим образом. Люди в массе теряют свою волю и подсознательно обращаются к тому, кто ее сохранил.

Array

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10


halyapina-nv-mezhdunarodnaya-nauchno-prakticheskaya-konferenciya-v-mezhdunarodnaya-konferenciya-posvyashennaya-problemam-obshestvennih-nauk.html
hameln-amsterdam-zaanse-shans-volendam-gaaga-delft-bryussel-bryugge-gent-keln-vejmar-krakov.html
handle-people-supervise-painters-structure-generators-supplier.html